Рубрики

Интересно

Управление





Архив на категорию: 'Известные драматурги'

Образ Армиды

Автор: admin
03 29th, 2011

Образ Армиды является замечательнейшим созданием Тассо. Из волшебницы, преследующей христиан своей ненавистью, она постепенно превращается в обыкновенную женщину, побежденную своей любовью к Ринальдо.

Уход Ринальдо из волшебных садов Армиды, несмотря на его страсть к ней, подчеркивает аскетическое отречение от земной любви во имя служения богу. Однако несмотря на то, что Ринальдо, уйдя от Армиды, исполнил свой долг, он не в силах заставить себя забыть прекрасную язычницу, так же как и она не может заставить себя возненавидеть Ринальдо. Последняя встреча Ринальдо и Армиды в пустынном месте, где несчастная Армида собирается пронзить грудь отравлениой стрелой, а Ринальдо удерживает ее от самоубийства, признавая себя ее рыцарем и рабом и умоляя ее перейти в христианство,— показывает всю острогу идеологических противоречий в сознании Тассо. В столкновении христианского аскетизма с языческой чувственностью побеждает, в сущности, последняя, и поэзия страсти получает перевес над поэзией религиозного долга. Намечаемый в конце поэмы переход Армиды в христианство является своеобразной отпиской, при помощи которой Тассо все же удается обеспечить реальную победу христианским идеалам.



02 8th, 2011

Макиавелли — один из крупнейших мастеров итальянской прозы. Его стиль сочетает в себе колоритность живой флорентийской речи с величавостью в построении периодов, навеянной древнеримскими образцами. В области художественной литературы в узком смысле слова Макиавелли проявил себя как автор аллегорической поэмы «Золотой осел», новеллы «Вельфагор — архидьявол» и двух комедий — «Клиция» и «Мандрагора».

«Мандрагора» (1514) особенно замечательна, как единственный в итальянской литературе XVI в. образец комедии характеров, пронизанной остро сатирическим элементом. В рамках игровой новеллистической фабулы Макиавелли рисует картину потрясающего разложения религиозной морали, цинично поставленной на службу капиталу. Наиболее замечательным образом комедии является монах Тимотео, обходительный и невозмутимый лицемер, который за деньги выполняет роль грязного сводника, изображая прелюбодеяние богоугодным делом. Образ Тимотео разоблачает формирующуюся иезуитскую мораль и в некотором отношении предвосхищает образ мольеровского Тартюфа.



Анализу условий создания такого государства Макиавелли посвятил свое знаменитое произведение — трактат «Государь» (1513), в которой он развернул идею диктатуры неограниченного правителя. Для достижения поставленных им себе высоких целей государь имеет право использовать любые средства, даже принадлежащие к числу аморальных. Макиавелли оправдывает «великолепную месть», «доблестное предательство», всякого рода жестокости и насилия, если они совершаются в интересах государства.

В политической теории Макиавелли обнаруживается глубокий кризис гуманистической морали, обусловленный падением первоначальной веры в то, что человеческое общество может свободно устроить свою жизнь само по себе, без всякого внешнего принуждения. Вместе с тем Макиавелли глубоко проникает в сущность классового государства как организованного насилия и впервые формирует реальные принципы господства буржуазии.

Впоследствии политические идеи Макиавелли нередко служили оправданием для беззастенчивой политики, освободившейся от всяких моральных принципов (так называемый «макиавеллизм»). Однако это обстоятельство не умаляет исторической роли Макиавелли как создателя нового учения о государстве, свободного от подчинения средневековой церковной идеологии.

Сходную остроту политической мысли и способность к трезвому анализу реальных политических отношений Макиавелли проявляет также в своих исторических трудах. Наиболее замечательны из них «Рассуждения по поводу первой декады Тита Ливия» (1513—1521) и «История Флоренции» (1520-1525). Он излагает в них по существу материалистическую точку зрения на исторический процесс и делает упор на изображении классовой борьбы в итальянских городах государствах. Наконец, в замечательной книге «О военном искусстве» (1519) Макиавелли требует установления постоянной армии взамен наемных кондотьеров и весьма глубоко проникает в существо военной стратегии и тактики.



Гварино

Автор: admin
12 15th, 2010

Несмотря на культ рыцарских традиций, Феррара приняла активное участие в строительстве ренессансной культуры  выдавали себя за «просвещенных» тиранов и приглашали к своему двору писателей и ученых. Виднейшим культурным деятелем Феррары в XV в. был гуманист Гварино (Gnarino da Verona, 1370—1460), одни из первых итальянских эллинистов. Он основал в Ферраре университет, который вскоре стал знаменитым за пределами Италии. Благодаря Гварино Феррара стала к концу XV в. крупным центром гуманизма. В Ферраре было создано много ценных книг. Дворец герцогов Эсте обладал богатейшей библиотекой. Феррара явилась также колыбелью театра Возрождения. Однако, в силу отмеченных выше причин, вся культура и искусство Феррары носили ярко выраженный аристократический характер. Именно потому Феррара играла такую крупную роль в период аристократического перерождения гуманизма.



12 6th, 2010

Буффонада Пульчи находит особенно яркое выражение в двух комических эпизодах, изобретенных самим Пульчи, — эпизоде с Маргутте (песни XVIII—XIX) и эпизоде с Астаротом (песнь XXV). Если Моргайте — воплощение грубой силы, то Маргутте— воплощение хитрости, плутовства и всяческих пороков. Это отъявленный циник, развратник, богохульник, вор и обжора, издевающийся над христианскими верованиями и привлекающий симпатии читателей своим редкостным остроумием и откровенностью. Образ Маргутте даст Пульчи возможность развернуть во всю ширь свое ироническое отношение к феодально-религиозным идеалам. Маргутте умирает также не вполне обычным образом: он лопается со смеху, увидев, как обезьяна надевает украденные ею у него сапоги.

Еще более ярко проявилось насмешливое отношение Пульчи к религии в образе дьявола Астарота, которого Пульчи заставляет проповедывать христианские догмы и защищать истинность католической веры. Знаменитым стал эпизод поэмы, в котором Пульчи вселяет Астарота в коня Ринальдо и заставляет его совершить бешенную скачку из Египта и Ронсеваль, дабы поспеть на поле битвы Роланда с неверными. Во время этой дикой скачки Астарот читает рыцарю лекцию о существовании других материков, замечательную тем, что она написана за десять лет до открытия Колумбом Америки. Очень возможно, что эти рассуждения Астарота навеяны беседами Пульчи со знаменитым математиком и астрономом Паоло Тосканелли, который поддерживал Колумба в его смелых замыслах.

Но буффонада проникает не только в комические эпизоды поэмы, но и вес основной сюжет.



Одним из лучших произведений Полициано является мифологическая драма «Сказание об Орфее» (1480), начинающая историю гуманистической драмы в Италии. Полициано воспользовался в «Орфее» формой итальянских мистерий, переживавших пору своего расцвета как раз в это время. Но в эту средневековую форму Полициано вложил античное содержание. Центральный образ пьесы — мифический певец Орфей, укрощающий своим дивным искусством людей, животных и даже силы ада,— является символом культуры Возрождения, торжествующей победу над мрачным миром средневековья. Античная мифологическая фабула используется Полициано для утверждения ренессансного культа земной жизни, противопоставленного ее аскетическому отрицанию. После того как Орфей вывел из подземного мира свою умершую жену Эвридику и затем снова утратил ее, он совершает в порыве отчаяния преступление перед природой, отказываясь от женской любви. За такое нарушение законов природы его разрывают на куски неистовые вакханки. Пьеса завершается гимном в честь Вакха, который символизирует упоение радостями жизни:

Вакх, о Вакх! — Сильней кричите! Правьте бег хмельной пяты! В буйной пляске бубны мчите! Пей и ты, и ты, и ты! Вес кричите: эу, оэ! Все, о Вакх, вослед тебе! Вакх, о Вакх! Эвон! Оэ!

Поэтическая форма «Орфея» отличается огромным мастерством. Однако действия в пьесе совсем нет. Дарование Полициано было не драматическим, а чисто лирическим. В основе его понимания поэзии лежал созерцательный момент.