Рубрики

Интересно

Управление





Архив на категорию: 'Кризис гуманизма в литературе XVI века'

Пьетро Бембо

Автор: admin
01 29th, 2011

Инициатором обращения итальянских поэтов XVI в. к подражанию Петрарке был основоположник аристократической поэтики позднего Возрождения кардинал Пьетро Бембо (Pietro Bembo, 1470—1547). Бембо жил в Риме, при дворе папы Льва X, покровителя гуманистов. Его главным произведением был трактат в логической форме «Рассуждение в прозе о народном языке» (1525), посвященный вопросу об итальянском литературном языке и литературных формах. Развивая мысли, высказанные Данте в его трактате «О народной речи» Бембо утверждал, что в основу литературного языка Италии должно быть положено флорентийское наречие, на котором писали Данте, Петрарка и Боккаччо. Бембо боролся с языковым и литературным сепаратизмом отдельных итальянских городов и, в частности, протестовал против «извращения вкуса», имевшего место в галантной лирике Неаполя.

Но проповедуя подражание языку и слогу великих флорентийцев, Бембо в то же время не допускал обогащения литературного языка из народных источников. Он стоял за следование книжным образцам, за «облагораживание» языка. Его пуризм носил на себе отпечаток аристократической ограниченности. Признавая Данте великим писателем, Бембо обвинял его в грубости, вульгарности, в отсутствии чувства меры. Зато Петрарку и Боккаччо он считал идеальными образцами, которым следует подражать наряду с античными писателями. Основным принципом поэтики Бембо является подражание; этот принцип ляжет впоследствии в основу поэтики классицизма XVII в. Бембо придает основное значение внешним элементам стиля. Формализм Бембо был причиной того, что и в лирике Петрарки он выдвигал только ее формальные красоты, оставляя без внимания ее гуманистическое содержание.



01 27th, 2011

Пасторальная тематика проникает не только в роман и драму, но также ив лирику. Центром развития галантной придворной лирики является в конце XV в. Неаполь. Зародившись под испанским влиянием, неаполитанская лирика характеризуется цветистым слогом с материализованными метафорами (вроде «огонь любви обжигает тело»), галантными гиперболами и сравнениями. Из Неаполя подобная лирика распространяется также по другим итальянским городам, в которых начинает развиваться в духе подражания Петрарке.

Наиболее видной итальянской поэтессой XVI в. была Виттория Колонна (Vittoira Colonna), известная своей дружбой с великим художником Микельанджело, который тоже был выдающимся лирическим поэтом, писавшим глубокие по мысли философские сонеты, выделявшиеся среди всей поэтической продукции петраркистов.



01 23rd, 2011

Новая пастораль рождается в Неаполе, опорном пункте испанского владычества, при дворе королей, политика которых определялась интересами. Начало пасторальной моде положил Саннадзаро (Jacopo Sannazzara», 1456 — 1530), сочинивший ряд латинских эклог в манере Вергилия («Рыбацкие эклоги»), но особенно прост пившийся пастушеским романом «Аркадия» (1504), получившим общеевропейское распространение. В центре Аркадии лежит описание блаженной страны пастухов, в которой ищет убежище несчастный любовник Синчеро.

Саннадзаро воспроизводит в своем романе весь традиционный материал буколической поэзии от Феокрита до Боккаччо («Амето»); у последнего он заимствует прием чередования идиллических картин в прозе (называемых им «гимнами») с диалогами и стихами («эклогами»). Традиционный материал освежается у Саннадзаро изображением утонченных чувств придворной аристократии. Это обусловило огромный успех «Аркадии», несмотря на некоторую монотонность се стиха и сухость рассказа.

Успех «Аркадии» породил в Италии XVI в целую литературу эклог, писавшихся терцинами в форме диалога. Эклоги получают большое распространение при различных итальянских дворах, где они декламируются во время придворных празднеств. В них нередко появляется аллегорический элемент, дающий простор намекам на различные события придворной жизни. Эклога обычно представляет собой диалог двух пастухов, изливающих свою любовь к нимфе изящным, вылощенным слогом. С появлением в числе персонажей эклоги нимфы и завязывается интрига, приводящая к созданию пасторальной драмы. Центром ее развития становится Феррара, являющаяся колыбелью театра позднего Возрождении. Пасторальная драма принимает форму трагедии («Жертва» Пеккари, 1554), то комедии («Аретуза» Лоллио, 1563). В Ферраре были поставлены все лучшие итальянские пасторали, вплоть до «Аминты» Тассо.



Весьма типичным для итальянской литературы XVI в. жанром, отражающим кризис гуманистической культуры в обстановке феодальной реакции, является пастораль. Этим названием объединяли в XVI в. произведения различных поэтических родов — эпические, лирические и драматические, имевшие пастушескую тематику, унаследованную от представителей античной буколической поэзии (Феокриг, Вергилий, Овидий, Кальпурний) и античного пастушеского романа (Лонг), а также от их подражателей в литературе раннего Возрождения (Петрарка, Боккаччо). Пасторальный жанр всегда носил условный характер и мог служить выражению самых разнообразных идеологических тенденций. Так, под пером Боккаччо пастораль была орудием борьбы против аскетических идеалов, средством пропаганды здоровых, естественных инстинктов и радостей земной любви.

Совсем иной характер получает пастораль в XVI в.

Изображая в идеализированных тонах блаженную жизнь пастухов и пастушек на лоне сельской природы, пасторальные поэты XVI в. полемически противопоставляют эту беспечную сельскую жизнь городской жизни с ее социальными противоречиями: нуждой и горестями. В то же время, призывая к опрощению в сельской обстановке, эти поэты были далеки от отражения реальной жизни своего времени, весьма мало похожей на идиллию. Изображаемые ими пастухи не пастухи, а некие условные маски, надеваемые на себя пресыщенной светскими удовольствиями придворной знатью. Пастораль является, таким образом, своеобразным литературным маскарадом, во время которого пастухи и пастушки перенимают язык и манеры утонченные чувства и мысли придворной аристократии.



01 19th, 2011

Решительное подавление свободной мысли понижает идейный уровень гуманистической интеллигенции. Труды гуманистов начинают меньше цениться, ослабевает просвещенное меценатство, постепенно затихает пульс умственной жизни. Литература становится все менее содержательной; она превращается в орудие увеселения придворной знати, открывая дорогу эпигонской подражательности и бесплодному формализму.

Отмеченный процесс культурного упадка, разумеется, далеко не сразу охватил все области литературной жизни Италии. Огромные культурно-художественные богатства, накопленные Италией за два века интенсивней шей умственной жизни, не могли быть так быстро растрачены. Италия живет в XVI в. как бы на проценты с накопленных в предыдущем периоде капиталов. Однако именно в XVI в. итальянская литература получает широкое распространение за пределами Италии и становится общеевропейской по своему значению. Поэтому период культурной деградации Италии иностранцы того времени часто называют «золотым веком» итальянской культуры. Многие соседние государства подчиняются культурному влиянию Италии, усваивают итальянские моды, искусство, язык и литературу.



Экономический упадок Италии вызывает ее политическое ослабление, которое, в свою очередь, порождает военное разорение страны хищными соседями. Италия превращается в яблоко раздора между Францией и Испанией. Итальянские походы французских королей, разгром Рима немецко-испанскими войсками Карла V (1527) и водворение испанцев в Неаполе и в Ломбардии влекут за собой ограбление Италии и конец ее политической независимости. Военное разорение усиливает феодальную реакцию, часто называемую «испанизацией» итальянской общественной жизни, потому что испанцы особенно интенсивно препятствовали развитию в Италии торговли и промышленности, покровительствуя землевладельческому хозяйству.

Феодальная реакция естественно порождает католическую. Усиление католической церкви происходит в то самое время, когда за пределами Италии растет полна реформационного движения. Вслед за Испанией Италия становится классической охраной контрреформации. Знаменитый Тридентский собор (1545—1563) закрепляет усиление инквизиции, преобразованной по испанскому образцу, а также создание новых монашеских орденов, в том числе иезуитов, становящихся активными агентами католической реакции. Папская курия, проявлявшая в XV и в начале XVI в. терпимость к вольномыслию гуманистов, теперь вводит строжайшую цензуру и публикует с 1557 г. «Индекс запрещенных книг», в который попадают крупнейшие произведения писателей Возрождения, в том числе Боккаччо.



01 12th, 2011

В то время, когда Ариосто кончил свою поэму, в социально-политической и культурной жизни Италии начинали все более ясно проявляться зловещие признаки упадка и деградации, находящие выражение и в кризисе гуманизма. Этот кризис, принимающий затяжной характер, заполняет собой весь XVI век, который вследствие этого является веком агонии Возрождения, постепенного распада блестящей ренессансной культуры под натиском нарастающей с каждым десятилетием феодально-католической реакции.

Конечной причиной охватывающей Италию в XVI в. феодально-католической реакции явилась происходившая в Европе с конца XV в. «революция мирового рынка», порожденная открытием Америки (1492) и морского пути в Индию (1498), переместившими пути мировой торговли с Средиземного моря на Атлантический океан. Это значительнейшее в экономической истории Западной Европы событие обусловило быстрый рост стран, расположенных на новом торговом пути, — Испании, Португалии, Голландии и Англии, обогащавшихся на колониальном грабеже новооткрытых земель. В то же время итальянские торгово-промышленные города — Флоренция, Милан, Венеция, Генуя — лишились большей части рынков для своего промышленного экспорта и потеряли свое недавнее торговое преобладание в Европе. Активность итальянского торгового капитала быстро падает; начинается свертывание промышленности; верхушка буржуазии скупает земли, консервируя и усиливая феодальные пережитки в итальянской деревне.



Луиджи Пульчи

Автор: admin
11 29th, 2010

Значительно более демократический характер имело творчество другого поэта кружка Лоренцо Медичи—Луиджи Пульчи    (1432—1484). Он родился во Флоренции в купеческой семье и был связан узами личной дружбы с Лоренцо Великолепным, который спас семью Пульчи от разорения после банкротства его старшего брата. Пульчи воспевал и стихах победы Лоренцо на турнирах, увеселял его шутливыми сонетами и в то же время выполнял дипломатические поручения Лоренцо в различных городах Италии.

Пульчи разделял симпатию Лоренцо и Полициано к народной поэзии, весьма искусно используя ее сюжеты, мотивы и ритмы. Но он шел гораздо дальше Лоренцо и Полициано, так как вносил в обрисовку явлений реальной действительности струю буфонного реализма. Так, продолжая разработку жанра комической идиллии типа «Ненча да Барберино» Лоренцо, Пульчи превращает легкую шутку Лоренцо в острый шарж. В его «Бека да Дикомано» крестьянин Путо воспевает свою возлюбленную, которая мала ростом, хрома, имеет бельмо на глазу, бородата и бела, «как старая монета». Юмор Пульчи носит сочный, грубоватый, плебейский характер. Эти черты дарования Пульчи особенно ярко отразились в его лучшем произведении — комической рыцарской поэме «Моргайте» (1483).

В этой поэме Пульчи, с одной стороны, отразил тяготение купеческой и финансовой знати Флоренции к рыцарскому быту и тематике, а с другой стороны, преподнес этот сюжетный материал в комической трактовке, отчасти навеянной изучением наивного искусства флорентийских уличных сказителей, так называемых кантасториев, развлекавших народ на площади Сан-Мартино своими повествованиями о подвигах героев поэм каролингского цикла и романов «круглого стола».