Рубрики

Интересно

Управление





Архив на категорию: 'Лучшие фацеции'

11 29th, 2010

Один из обитателей Камерино хотел отправиться в путешествие, чтобы увидеть свет. Ридольфо посоветовал ему проехать до Мачераты. И когда тот последовал совету, Ридольфо ему сказал: «Ты теперь видел весь земной шар». И прибавил, что на земле нет ничего другого, как холмы, долины, горы, равнины, обработанные и необработанные поля, рощи и леса, и что все это можно видеть на пространстве между Камерино и Мачератой.

Остроумный ответ одного перуджинца

У одного перуджинского жителя был бочонок великолепного вина, но очень маленький размерами. Кто-то прислал к нему, с просьбою дать вина, мальчика с огромной кружкой. Перуджинец взял кружку, поднес ее к носу и сказал: «Ох, как сильно воняет эта кружка! Ни за что не налью в нее моего вина. Пойди и отнеси ее тому, кто тебя прислал».



Петух и лисица

Автор: admin
11 29th, 2010

Однажды лисица, проголодавшись, решила обманом завладеть курами, которые под предводительством петуха взобрались на вершину высокого дерева. Лисица не могла на него взлезть. Поэтому она с ласковым видом подошла к петуху, любезно его приветствовала и спросила: «Что ты там делаешь на верхушке? Разве ты не слышал свежих новостей, столь приятных для нас?» — «Нет, не слышал, — отвечал петух. — Расскажи нам о них». — «Я торопилась прийти сюда, чтобы тебе их сообщить. Состоялся совет всех животных, на котором было решено, что будет заключен постоянный мир между ними. Отныне никто из животных не должен бояться других. Должны прекратиться взаимные козни и обиды. Все должны наслаждаться миром и согласием. Всякий может идти в полной безопасности, куда хочет, хотя бы один. Поэтому спускайтесь вниз и отпразднуем торжественный день». Петух понял коварные замыслы лисицы. «Ты приносишь, — сказал он, — благую весть, приятную для меня». И, вытянув шею, он поднялся на ногах, делая вид, что ему хочется видеть дальше, и притворяясь удивленным. «Что ты высматриваешь?» — спросила лисица. «Я вижу, — отвечал петух, — двух собак, которые несутся сюда во весь дух, с разинутой пастью». Тогда лисица сказала, дрожа: «Прощайте, мне нужно бежать, пока они не подоспели». И пустилась в бегство. «Чего же ты бежишь? — спросил петух. — Разве ты боишься? Ведь мир заключен. Страшиться нечего». — «Я не уверена, — ответила лисицу — что собакам известно постановление о мире». Так обману был противопоставлен обман.



Забавное слово

Автор: admin
11 29th, 2010

Один человек, не стеснявшийся в выражениях, очень свободно разговаривал в папском дворце и сопровождал свои слова чрезвычайно нескромными жестами. «Что ты болтаешь, — сказал ему один из друзей. — Ведь тебя будут считать за глупца». А тот в ответ: «Это было бы мне очень выгодно, ибо другим способом я не могу войти в милость тех, кто здесь теперь в силе. Теперь время глупцов, и лишь у них одних в руках нити всех дел».

Спор между флорентийцем и венецианцем

Венецианцы заключили с герцогом Миланским мир на десять лет. За это время вспыхнула первая война между герцогом и флорентийцами. Дела флорентийцев шли плохо, когда венецианцы, нарушив договор, напали на герцога, не ждавшего с их стороны никаких враждебных действий, и заняли Брешию: они боялись, как бы герцог, победив флорентийцев, не обратился на них со всеми силами. Некоторое время спустя флорентиец и венецианец говорили об этих событиях. Последний сказал: «Вы нам обязаны свободой, ибо благодаря нашим усилиям вы свободны». — «Неправда, — возразил флорентиец, желая осадить хвастовство собеседника, — не вы нас сделали свободными, а мы вас сделали изменниками».



11 29th, 2010

Чириако из Анконы, человек многоречивый и очень любивший поговорить, однажды в нашем присутствии оплакивал падение и разрушение Римской империи и казался чрезвычайно сокрушенным этим событием. Тогда Антонио Лоски, человек очень ученый, находившийся среди нас, стал смеяться над бессмысленным огорчением Чириако. «Это похоже, — сказал он, — на то, как некий миланец, послушав в праздник одного из сказителей, поющих перед толпой о подвигах героев, — сюжетом была смерть Роланда, убитого в сражении почти семьсот лет тому назад, — начал горько плакать. Придя потом домой, на вопрос своей жены, которая увидела его грустным и в слезах и стала спрашивать, что с ним случилось, он ответил: «Увы, жена, я умер». — «Какое несчастье стряслось с тобою, мой друг? — спросила жена. — Успокойся и иди ужинать». Но тот продолжал вздыхать и не хотел прикоснуться к еде. Жена настойчиво стала просить его сказать наконец причину столь тяжелого горя. Он ответил: «Неужели ты не знаешь, какую я услышал сегодня весть?» — «Какую же?» — спросила жена. «Умер Роланд, единственный защитник христиан». Жена успокоила бессмысленное огорчение мужа и с большим трудом могла уговорить его идти ужинать».



Один из присутствующих рассказал нам о подобной же глупости. «Один из моих соседей, — сказал он, — человек простоватый, услышал, как один из этих сказителей, кончая свою декламацию, чтобы привлечь народ, объявил, что на другой день он будет говорить о смерти Гектора. Наш парень, прежде чем сказитель ушел, добился ценою денег, что он не убьет так скоро Гектора, столь необходимого на войне. Тот отложил смерть Гектора на один день. Парень заплатил еще и платил подряд все дни, чтобы продлить Гектору жизнь. И лишь когда у него кончились деньги, он в конце концов услышал повествование о смерти героя с горем и обильными слезами».



Сарда — городок, приютившийся в наших горах. Там однажды некий муж, весьма недалекий, застал жену с другим на месте преступления. Женщина сейчас же притворилась полумертвой и как труп упала на землю. Муж подбежал и, думая, что она умерла, начал, весь в слезах, растирать ее тело. Тогда она слегка открыла глаза, как бы начиная приходить в себя. Муж спросил, что с ней случилось, и она ответила, что очень испугалась. Глупец стал ее утешать и осведомился, не хочет ли она, чтобы он что-нибудь для нее сделал. «Я хочу, — сказала она, — чтобы ты поклялся, что ничего не видел». Тот поклялся, и жена немедленно совершенно выздоровела.



У одного флорентийского рыцаря очень знатного рода была жена, строптивая и злая, которая ежедневно ходила к монаху, ее исповедовавшему, или, как говорят, к своему духовному руководителю, и рассказывала ему о проступках мужа и о его пороках. Монах, в свою очередь, упрекал и наставлял рыцаря. Однажды он по просьбе жены и для водворения мира между супругами вызвал рыцаря для исповеди. Это должно было, по его мнению, водворить согласие между ними. Рыцарь пришел и, когда монах предложил ему поведать его грехи, сказал: «Не стоит трудиться, ибо обо всех грехах, которые я совершил когда-нибудь, и о многих других, сверх того, не раз вам рассказывала моя жена».



11 29th, 2010

Был недавно во Флоренции человек решительный и смелый, не имевший никаких занятий. В сочинении одного врача он вычитал название и состав некоих пилюль, о которых говорилось, что они помогают против различных болезней, и этот странный человек решил, что, имея одни только эти пилюли, он очень легко сделается врачом. Приготовив большое количество своего нового лекарства, он отправился из Флоренции и начал странствовать по городам и весям, занимаясь врачеванием. Против всякой болезни он давал свои пилюли, и случайно кое-кого они вылечили. Слава этого глупца среди других глупцов все росла, и вот некто, у кого пропал осел, обратился к нему с вопросом, нет ли у него лекарства, которое помогает найти осла. Тот отвечал утвердительно и дал ему проглотить шесть своих пилюль. Приняв пилюли, человек отправился домой, а на другой день, пустившись на поиски осла, почувствовал действие пилюль и сошел с большой дороги, чтобы освободить желудок. Забравшись для этого в ивняк, он там случайно нашел своего осла, который щипал траву. После этого он принялся возносить до небес знания врача и его пилюли. Когда крестьяне услышали, что у этого врача имеется лекарство даже для отыскания ослов, они стали стекаться к нему толпами, как к новому Эскулапу.



11 29th, 2010

Во Флоренции во время одной из городских смут, когда среди граждан шел бой из-за формы правления и сторонник одной из партий был убит противниками среди страшного шума, — некто, стоявший в отдалении, видя обнаженные мечи и людей, бегающих во все стороны, спросил у соседей, в чем тут дело. Один из них, по имени Пьетро де Эги, сказал: «Тут распределяются городские должности и службы». — «Очень дорого они стоят, — заметил тот, — и не хочу я их». И сейчас же ушел.



Как-то раз между некоторыми учеными людьми шел разговор о глупости и бестолковости очень многих. Антонио Лоски, человек весьма остроумный, рассказал по этому случаю, как однажды по дороге из Рима в Виченцу он взял себе в компаньоны какого-то венецианца, который, очевидно, ездил верхом очень редко. В Сиене они остановились в гостинице, в которой было много других проезжих со своими лошадьми. Утром всякий спешил отправиться в путь, один только венецианец сидел у дверей, не двигаясь и в полной растерянности. Лоски удивился, что его спутник ничего не предпринимает и не торопится и что в то время, как все уже сели на коней, он один не двигается с места. И Лоски сказал ему, что, если он хочет ехать, надо садиться на лошадь, и спросил, почему он так медлит. Тот отвечал: «Я очень хочу ехать с вами, но никак не могу узнать свою лошадь среди других. Я жду поэтому, чтобы остальные взяли своих, и когда в конюшне останется только одна, буду знать, что это моя». Увидев, как глуп его спутник, Антонио немного подождал, чтобы этот болван единственную оставшуюся лошадь признал своею и взял.