Рубрики

Интересно

Управление





Архив на категорию: 'Никколо Макиавелли'

Вслед за реформой школы гуманисты занялись также реформой высшего, научного образования. Италия уже в период раннего средневековья опередила в этом отношении все страны Европы. Первые высшие школы средневековой Европы возникли в итальянских городах. Особенно славились в Италии юридические школы, древнейшая из которых возникла в Болонье в IX в.; она явилась базой знаменитого Болонского университета, старейшего в Европе (основан в XII в.).

Болонские юристы произвели настоящий переворот в изучении римского права, которое они рассматривали как единое право всего латинского Запада, а в последнем видели прямого продолжателя древнего Рима. Эта концепция, называемая «юридическим Ренессансом», сыграла известную роль в подготовке идей Возрождения в целом. Вслед за Болонским университетом в Италии возникло в XIII в. девять университетов, а .XIV в. - шесть, в XV в. - три, а в XVI в. — еще четыре. Эти цифры наглядно показывают рост культуры и научной мысли, огромную тягу к образованию в передовой Италии.

По своей структуре и по содержанию своей работы итальянские университеты отличались от университетов северных стран, руководимых церковью и выдвигавших на первое место богословское образование. Они были организованы по образцу цехов и ревностно оберегали свою автономию от посягательств со стороны церкви и светских властей. На первом месте в них стояло изучение не богословия, а права и медицины, т. е. практических, опытных дисциплин. Увлечение античностью приводит к внимательному изучению научных достижений античного мира. У античных ученых начинают учиться их умению наблюдать природу. Так возрождение античности дает толчок развитию опытных наук, эмансипирующихся от богословия, а также возникновению новой светской философии, опирающейся на достижения античной философии.



Теофило Фоленго

Автор: admin
02 14th, 2011

Сходную с Аретино идеологическую позицию занимал оригинальный поэт Теофило Фоленго (Teófilo Folengo, 1491 — 1544), беглый монах бенедиктинского ордена, создавший себе огромную популярность рядом юмористических поэм, написанных так называемой «макаронической» латынью — шутовским жаргоном, представляющим своеобразную смесь латинских слов с итальянскими, снабженными латинскими окончаниями и подчиняющимися правилам латинской грамматики. Этот жаргон, возникший в Италии еще в XV в. среди студенчества Падуанского университета, используется Фоленго для едкой сатиры на монашество и духовенство, на полицию, суд и военщину, па бесконечные войны и междоусобицы, разорявшие Италию. Наиболее известна поэма Фоленго «Бальдус» (1-е изд. 1517 г.; 2-е, значительно дополненное, 1521 г.), написанная под влиянием «Морганте» Пульчи. Реалистический показ итальянского быта переплетается в ней с пародийными и сатирическими элементами. Поэма Фоленго оказала во Франции большое влияние на Рабле, а в Германии — на Фишарта.

К Аретино примыкает также Франческо Берни (Francesco Berni, 1498—1535), прославившийся своими сатирическими стихотворениями, направленными против пап Адриана VI и Климента VII. Берни вошел в историю литературы как создатель особого пародийно-сатирического стиля, названного его именем (stit bernesco) и харакгеризующегося тем, что самые низменные вещи трактуются нарочито серьезным или возвышенным тоном. Сам Берни называл езои стихи «бурлескными» (от итальянского слова burla — шутка). Этот термин привился во Франции XVII в., где Берни нашел видных последователей в лице Скаррона и Сант-Амана.



Пьетро Аретино

Автор: admin
02 11th, 2011

Уже в творчестве Макиавелли ясно ощущается протест передовой части буржуазной интеллигенции против надвигавшейся на Италию феодально-католической реакции. Еще резче проявился этот протест в произведениях талантливого публициста Пьетро Аретино ( 1492—1556).

Аретино являлся, пожалуй, наиболее независимым итальянским писателем своего времени, создавшим себе блестящее положение и огромное богатство исключительно своим пером. Аретино —один из лучших мастеров литературно-политического памфлета в мировой литературе. Уже в дни молодости, живя в Риме при дворе папы Льва X, он создал себе большую популярность рядом остроумных пасквилей, высмеивавших различных видных прелатов. После смерти Льва X, покровительствовавшего гуманистам, его преемники Адриан VI и Климент VII, задетые сатирическими выходками Аретино, пытались расправиться с ним. Аретино едва не погиб и нашел себе пристанище в Венеции (1527), единственном городе Италии, не захваченном в первой половине XVI в. феодальной реакцией, который он не покидал до самой смерти.

Он стал здесь подлинным глашатаем прав итальянской буржуазии, которую призывал бороться за свободу и независимость. Его ядовитое перо наводило ужас на всех европейских монархов (в том числе на Франциска I и Карла V), которые пытались откупиться крупными денежными суммами от его нападок. Все это доставило Аретино прозвище «бич королей», которым он очень гордился. Аретино был человеком весьма невысокого морального уровня, неразборчивым в средствах и лишенным всяких положительных идеалов. Не брезгуя ни шантажом, ни вымогательством, он как бы иллюстрировал своим поведением глубокую деморализацию самых передовых представителей итальянской интеллигенции, деморализацию, явившуюся следствием нараставшей с каждым годом реакции.

Аретино был очень плодовитым писателем, писавшим произведения самых разнообразных жанров и вносившим во все свои произведения плебейский задор, острословие, площадную брань и даже порнографию. Особенным успехом пользовались его письма, диалоги и сатирические «предсказания» — различные разновидности излюбленного им памфлетного жанра, расходившиеся в огромном количестве экземпляров. Необычайно одаренный литератор Аретино был лишен настоящей писательской культуры и пренебрегал вопросами формы. Он пародировал петраркистов и пуристов, насмехался над рыцарской тематикой и отрицал своим стихийным реализмом все условности аристократической поэзии.



02 8th, 2011

Макиавелли — один из крупнейших мастеров итальянской прозы. Его стиль сочетает в себе колоритность живой флорентийской речи с величавостью в построении периодов, навеянной древнеримскими образцами. В области художественной литературы в узком смысле слова Макиавелли проявил себя как автор аллегорической поэмы «Золотой осел», новеллы «Вельфагор — архидьявол» и двух комедий — «Клиция» и «Мандрагора».

«Мандрагора» (1514) особенно замечательна, как единственный в итальянской литературе XVI в. образец комедии характеров, пронизанной остро сатирическим элементом. В рамках игровой новеллистической фабулы Макиавелли рисует картину потрясающего разложения религиозной морали, цинично поставленной на службу капиталу. Наиболее замечательным образом комедии является монах Тимотео, обходительный и невозмутимый лицемер, который за деньги выполняет роль грязного сводника, изображая прелюбодеяние богоугодным делом. Образ Тимотео разоблачает формирующуюся иезуитскую мораль и в некотором отношении предвосхищает образ мольеровского Тартюфа.



Анализу условий создания такого государства Макиавелли посвятил свое знаменитое произведение — трактат «Государь» (1513), в которой он развернул идею диктатуры неограниченного правителя. Для достижения поставленных им себе высоких целей государь имеет право использовать любые средства, даже принадлежащие к числу аморальных. Макиавелли оправдывает «великолепную месть», «доблестное предательство», всякого рода жестокости и насилия, если они совершаются в интересах государства.

В политической теории Макиавелли обнаруживается глубокий кризис гуманистической морали, обусловленный падением первоначальной веры в то, что человеческое общество может свободно устроить свою жизнь само по себе, без всякого внешнего принуждения. Вместе с тем Макиавелли глубоко проникает в сущность классового государства как организованного насилия и впервые формирует реальные принципы господства буржуазии.

Впоследствии политические идеи Макиавелли нередко служили оправданием для беззастенчивой политики, освободившейся от всяких моральных принципов (так называемый «макиавеллизм»). Однако это обстоятельство не умаляет исторической роли Макиавелли как создателя нового учения о государстве, свободного от подчинения средневековой церковной идеологии.

Сходную остроту политической мысли и способность к трезвому анализу реальных политических отношений Макиавелли проявляет также в своих исторических трудах. Наиболее замечательны из них «Рассуждения по поводу первой декады Тита Ливия» (1513—1521) и «История Флоренции» (1520-1525). Он излагает в них по существу материалистическую точку зрения на исторический процесс и делает упор на изображении классовой борьбы в итальянских городах государствах. Наконец, в замечательной книге «О военном искусстве» (1519) Макиавелли требует установления постоянной армии взамен наемных кондотьеров и весьма глубоко проникает в существо военной стратегии и тактики.



Полной противоположностью Кастильоне является его современник, знаменитый флорентийский писатель и государственный деятель Никколо Макиавелли (1469—1527).

В кипучей и многосторонней деятельности этого замечательного человека нашли ярчайшее выражение все прогрессивные стороны ренессансной культуры в пору начинающегося кризиса итальянского гуманизма. Энгельс, как известно, упоминает Макиавелли среди «титанов» Возрождения: «Макиавелли был государственным деятелем, историком, поэтом и, кроме того, первым достойным упоминания военным писателем нового времени».

Родившись в семье юриста, Макиавелли достиг высокого положения во Флоренции. Он был секретарем Флорентийской республики и выполнял ряд дипломатических поручений в различных городах Италии и за границей. Дипломатические поездки Макиавелли оказали большое влияние на выработку его политических взглядов. Он стал непримиримым врагом феодализма, папства и католической церкви, страстным патриотом, ненавидевшим укреплявшееся в Италии того времени «иго варваров». Он мечтал о создании в Италии сильного государства, способного противостоять натиску иноземцев, объединить страну и задержать ее экономический упадок.



11 26th, 2010

Эта особенность поэзии Полициано ярко выразилась в его незаконченной поэме «Стансы для турнира» (1475), написанной для турнира, устроенного Джулиано Медичи в честь его возлюбленной Симонетты. Описания самого турнира в поэме нет; Полициано ограничился описанием любви Джулиано к Симонетте.

В начале поэмы юный Джулиано пренебрегает женщинами. Купидон задумывает отомстить ему. Однажды Джулиано во время охоты видит чудную белую лань, которая превращается в прекрасную нимфу. Джулиано влюбляется в нее, к радости Купидона, который отправляется па Кипр, чтобы доложить своей матери Венере об успехе придуманной мести. Венера внушает Джулиано во сне мысль устроить блестящий турнир. Поэма осталась незаконченной вследствие неожиданной гибели Джулиано Медичи.

«Стансы для турнира» написаны в полупасторальном, полуаллегорическом стиле. Поэма представляет собой серию отдельных эпизодов, блестящих описаний природы и женской красоты. Полициано обнаруживает здесь большой живописный дар при отсутствии особой психологической глубины. Целый ряд эпизодов поэмы напоминает картины художников Возрождения. Так, описание рождения Венеры из моря кажется иллюстрацией к картине Ботичелли на эту тему, а появление Симонетты напоминает картину «Весна» того же Боттичелли. Полициано обращается своими мыслями в далекое прошлое, к легендарному золотому веку. Такое «возвращение к природе» явилось одним из лозунгов кружка Медичи, для которого было столь типично увлечение народной поэзией. Это увлечение сказалось и в ряде превосходных лирических стихотворений Полициано, выдержанных в народном духе («Баллада о розах», «Майская песня»).