Рубрики

Интересно

Управление





Архив на категорию: 'Характеристика раннего возрождения'

Не менее пышный расцвет переживает также скульптура, обособляющаяся в течение XV в. от архитектуры в самостоятельную область изобразительного искусства. Крупнейшими скульпторами эпохи являются Никколо и Джованни Пизано, Лоренцо Гиберти, Донателло и величайший из них Микельанджело Буонаротти, объединивший в своем лице также величайшего художника и архитектора. Микельанджело выразил с титанической силой могучий индивидуализм эпохи Возрождения, ее грандиозный пафос и энергию, ее искания в области монументальных форм.

После Микельанджело виднейшим мастером пластических искусств в XVI в. был скульптор, ювелир и медальер Бенвенуто Челлини, оставивший после себя знаменитое жизнеописание — замечательный литературно-бытовой документ позднего Возрождения.

Но самым богатым (в смысле количества художников и произведений) искусством эпохи Возрождения явилась живопись. В ней с особенной полнотой отразились реалистические устремления ренессансного искусства, присущее ему искание земных радостей, «открытие мира и человека». В течение долгого времени живопись Возрождения трактует религиозные сюжеты, переключая их в земной, чувственный план. Персонажи религиозных картин художников XV в. (Ботичелли, Гирлаиайо и Др.) — по существу типы современной итальянкой знати. Знаменитые мадонны Рафаэля — портреты цветущих молодых женщин, подчас даже из низших слоев итальянского общества, наделенных чувственной прелестью и красотой. Мало-помалу религиозная тематика оттесняется светской, черпающей вдохновение из античной мифологии, причем мифологический сюжет оправдывает изображение обнаженного тела (излюбленные темы —Леда, Венера, похищение Европы и др.). Рост самодовлеющей ценности личности находит выражение в искусстве портрета, возникающем именно в эту эпоху. Замечательными мастерами портрета были великий Леонардо да Винчи, Рафаэль, Тициан и др. Одновременно нарождается реалистическая пейзажная живопись в связи с развитием искусства линейной, а затем и воздушной. Из огромной галереи мастеров живописи итальянского Возрождения следует упомянуть, помимо названных художников, еще Мазаччо, Перуджиио, Андреа дель Сарто, Маитснья, Корреджо, Джорджоне, Паоло Веронезе, Тинторетто. Такой блестящей плеяды имен не знала ни одна эпоха в истории мирового искусства.



Главной задачей Тассо в этой второй редакции явилось поэтическое выражение богословских идей, извлеченных из сочинений блаженного Августина и Фомы Аквинского. Но эта попытка не увенчалась успехом. Превратившись в конце жизни в ортодоксального католического поэта. Тассо пережил глубокий творческий упадок. Об этом упадке свидетельствует, помимо «Завоеванного Иерусалима», также клерикальная поэма «Сотворенный мир» (1594, изд. 1600).

Несмотря на отречение Тассо от «Освобожденного Иерусалима», отвергнутая поэтом редакция его поэмы получила широчайшее распространение и сразу была признана одним из наиболее замечательных поэтических произведений итальянской литературы. Задача поэмы вполне гармонировала с настроениями итальянского общества времен католической реакции. Она заключалась в показе величия и могущества христианской веры путем изображения столкновения двух культур — языческой и христианской. Тема поэмы—осада и взятие крестоносцами Иерусалима — имела политическую актуальность в связи с водворением в Европе турок, закрывших итальянской торговле выход на Восток.

С другой стороны, изображенная в поэме борьба христиан с «неверными» ассоциировалась в сознании современников Тассо с происходившей в это время борьбой католизации против реформации. Таким образом, предпринятая Тассо романтизация крестовых походов и подвигов христианских рыцарей была вполне своевременной.

Если предшественники Тассо в области эпического жанра во главе с Ариосто повествовали о подвигах христианских рыцарей в игривой, ироническом тоне, то Тассо трактует о них серьезным тоном и дает им чисто религиозную мотивировку.



01 2nd, 2011

Вторую тему поэмы составляет история любви Роланда к Анджелике, являющейся причиной его безумия, которое дало поэме Ариосто ее наименование. Роланд следует по пятам за ветреной и жестокой красавицей-язычницей, становящейся яблоком раздора между христианскими рыцарями. Во время своих скитаний Анджелина встречает прекрасного сарацинского юношу Медора – тяжело  раненного. Она ухаживает за ним, спасает его от смерти и влюбляется в него. Роланд, преследуя Анджелику, попадает в лес, в котором незадолго до того Анджелика и Медор наслаждались любовью. Он видит на деревьях вензеля, начертанные влюбленными, слышит от пастуха рассказ об их любви и сходит с ума от горя и ревности. Безумие Роланда, изображенного, в согласии с традицией, самым доблестным из рыцарей Карла Великого, является как бы наказанием за безрассудную страсть к недостойной его Анджелике. Эта тема разработана Ариосто с драматизмом и местами с психологической тонкостью. Однако финальный эпизод этой истории носит комический характер: утерянный Роландом рассудок его друг Астольф находит на луне, где рассудок многих людей, потерявших его на земле, хранится в склянках, на которых наклеены ярлыки с именами владельцев. Зато человеческую глупость, замечает Ариосто, на луне найти невозможно: она вся остается на земле.



12 30th, 2010

Первая тема—традиционная, унаследованная от каролингского эпоса — война императора Карла и его паладинов с сарацинами. Эта тема внешне охватывает весь лабиринт событий, изображаемых в поэме. В начале поэмы войско сарацинского царя Аграманта стоит под Парижем, угрожая столице могущественнейшего христианского государства. В конце поэмы сарацины разбиты, и христианский мир спасен. В промежутке изображено бесчисленное множество событий, участниками которых являются рыцари обоих враждебных войск, периодически выезжающие из своих станов. Уже один этот факт имеет немалое композиционное значение в поэме: он связывает разрозненные нити ее эпизодов.

Самая тема борьбы христианского мира с языческим не имеет для Ариосто того принципиально идеологического значения, какое она получит впоследствии у Тассо. Правда, он относится к ней серьезнее, чем Пульчи и даже Боярдо, потому что хочет поднять рыцарский престиж своих героев. Тем не менее Ариосто трактует некоторые эпизоды войны шутливо, иронически.



«Неистовый Роланд» был начат Ариосто в 1502— 1503 гг. и впервые напечатан в 1516 г. В первом издании поэма имела 50 песен. В 1521 г. вышло ее второе, исправленное издание, много раз перепечатывавшееся без разрешения автора. Между тем, Ариосто продолжал работать над поэмой и добавил к ней еще 6 песен. В своем окончательном виде поэма была напечатана за год до смерти автора, в 1532 г. Поэма Ариосто построена как продолжение поэмы Боярдо, которой Аристо был очень увлечен, как и все его современники. Он начинает повествование с того места, на котором оно обрывается у Боярдо, выводит тех же персонажей в тех же положениях. Вследствие этого Ариосто не приходится знакомить читателей со своими героями. Справедливо было замечено, что для Ариосто поэма Боярдо как бы играла роль традиции, из которой эпический поэт берет свои персонажи и сюжетные мотивы.

Ариосто заимствует у Боярдо также и приемы сюжетного построения своей поэмы. Композиция «Неистового Роланда» основана на принципе неожиданных переходов от одного эпизода к другому и на переплетении нескольких линий повествования, получающих подчас необычайно причудливый, почти хаотический характер. Однако хаотичность поэмы Ариосто — мнимая. На самом деле в ней царит сознательный расчет: каждая часть, сцена, эпизод занимают строго определенное место; ни одного куска поэмы нельзя переставить на место другого, не нарушив художественной гармонии целого. Всю поэму можно сравнить со сложной симфонией, которая кажется беспорядочным набором звуков только немузыкальным или невнимательным слушателям.

В сложном и многоплановом сюжете «Неистового Роланда» можно выделить три основные темы, которые сопровождаются множеством мелких вставных эпизодов.



Маттео Боярдо

Автор: admin
12 17th, 2010

Своеобразные особенности феррарской культуры со всеми присущими ей противоречиями ярко выразились в творчестве графа Маттео Боярдо (Matteo Boiardo, 1441 —1494). Он происходил из знатного феодального рода и провел всю свою жизнь при дворе феррарского герцога Эрколе I, занимая ряд высоких административных и военных должностей. Он был превосходным знатоком и переводчиком на итальянский язык произведений античных авторов Апулеи, Геродота, Ксенофонта, Корнелия, и Лукиана. В юности он сочинял латинские стихи, прославлявшие герцогов Эсте, и написал 10 латинских эклог в подражание Вергилию (1463). Ему принадлежит, кроме того, 10 итальянских эклог, частью автобиографического, частью исторического содержания, и сборник итальянских сонетов и канцон, который представляет собой значительнейший памятник петраркистской лирики XV в.

Но самое выдающееся произведение Боярдо — неоконченная рыцарская поэма «Влюбленный Роланд», первые две части которой были опубликованы в 1484 г., а незаконченная третья часть увидела свет только после смерти поэта. В отличие от Пульчи, отправлявшегося от поэм кантасториев, Боярдо исходил в своей поэме непосредственно из французских оригиналов, хорошо известных феррарской придворной знати. Но, заимствуя фабулу своей поэмы из каролингского эпоса, Боярдо обрабатывал ее в духе романов «круглого стола», превращая грубоватых паладинов Карла Великого в изящных рыцарей, а сурового Роланда — в нежного любовника. Герои Боярдо готовы на любые подвиги и приключения в честь прекрасной дамы. Все их приключения имеют фантастический характер. Главными пружинами действия являются любовь, ревность, соперничество, женская хитрость — черты чрезвычайно характерные для придворного общества.



Поэма названа именем второстепенного персонажа— крещеного Роландом и беззаветно преданного ему добродушного великана Моргайте, обладающего колоссальной силой и не меньшим аппетитом (он съедает за ужином слона, которого предварительно поджаривает на вертеле, сделанном из вырванной из земли ели, и т. п.). Моргайте всюду следует за Роландом, вооруженный огромным языком от колокола, с помощью которого он совершает чудеса храбрости. В качестве гротескного контраста Пульчи заставляет этого великана умереть от укуса рака в пятку. Наименование поэмы именем Моргайте является не простым капризом Пульчи, как думали некоторые критики, а сознательным приемом, подчеркивающим ведущую роль в поэме буффонного элемента и сравнительную несущественность ее основной рыцарской фабулы.



Одна куртизанка рано утром разложила на своих окнах разного рода одежды, подаренные ей любовником.

Дама, проходя мимо дома, увидев столько платьев, сказала: «Эта добывает себе одежду, как паук свою паутину: с помощью нижних частей, а потом еще выставляет напоказ плоды своего ремесла».

Остроумное замечание

Во время сбора винограда кто-то попросил одного из моих земляков ссудить ему несколько бочонков. На это тот ответил: «Я содержу свою жену в течение целого года, чтобы иметь возможность ласкать ее во время карнавала». Этим он хотел сказать, что нельзя просить у других вещей, которые им самим необходимы.



Джовано Понтано

Автор: admin
11 7th, 2010

Гуманисты писали не только латинской прозой, но и латинскими стихами. Стремясь воскресить латинский язык как живой язык художественной литературы, они возродили многие жанры античной лирики, сочиняли дидактические и описательные поэмы, делали попытки возродить античную эпопею: так, М. Веджо написал продолжение «Энеиды», а Ф. Филельфо — «Сфорциаду», в которой изложил высоким эпическим стилем жизнеописание знаменитого миланского кондотьера Сфорца. Некоторые гуманисты добивались больших художественных успехов. Особенно процветали занятия поэзией среди неаполитанских гуманистов. Вслед за Антонио Беккаделли (Antonio Beccadelli), основателем Неаполитанской академии, писавшим под псевдонимом Панормита (Panormita, т. е. уроженец Палермо), особенно прославился своими стихами Джовано Понтано (Giovano Pontano, 1426—1503), крупнейший неолатинский поэт не только Италии, но и всей Европы. Понтапо оставил целую серию больших дидактических поэм («Урания», «Метеоры», «Сады Гесперид») и множество лирических стихотворений, полных великолепными описаниями природы, прославляющих чувственную красоту и 'наслаждения. Латынью - Понтапо пользовался, как своим родным языком, с такой непринужденностью и непосредственностью, какую можно встретить только у античных поэтов. К Понтапо приближались в своем мастерстве овладения латинским стихом С а н-надзаро и Полициано. Но оба они являлись в основном итальянскими поэтами, тогда как Понтапо никогда не писал по-итальянски.

Несмотря на торжество в гуманистической литературе XV в. ученого, аристократического течения, оттесняющего литературу на народном языке, разрыв гуманистов с национальной литературой XIII—XIV вв. не был полным. Даже самые ярые сторонники античности и латинского языка не могли полностью подавить интереса к достижениям итальянской национальной литературы. Так Филельфо комментирует «Божественную комедию», Дж. Манетти пишет биографии Данте, Петрарки и Боккаччо, многие гуманисты подражают Петрарке, а некоторые пишут даже итальянские стихотворения в народном стиле (например, венецианец Л. Джустиниан).



Лоренцо Валла

Автор: admin
11 4th, 2010

Одним из крупнейших гуманистов XV в. был Лоренцо Валла (Lorenzo Valla, 1407—1457). Он составил себе славу трактатом в диалогической форме «О наслаждении и об истинном благе» (1431), в котором он развернул эпикурейскую доктрину, объявив наслаждение конечной целью всех человеческих стремлений и утверждая, в разрез с учением церкви, что душа умирает вместе с телом. Воззрения Баллы отличались глубокой противоречивостью: ОН то выступал против гуманистом, опровергая их веру во всемогущество знания, то активно боролся вместе с ними против остатков средневековой науки. Подобно Бруни Валла был также историком, достигшим больших успехов в области критического исследования первоисточников. Большое влияние в эпоху Реформации имел его памфлет «О ложности дара Константина» (1440), в котором он доказал подложность так называемой грамоты императора Константина, на которую папы ссылались, предъявляя свои притязания на светскую власть. Тем самым Валла нанес панству сокрушительный удар, выбив из его рук мощное орудие политического воздействия. Валла написал также обширным лингвистический труд «Изящество латинского языка> (1444), в котором пытался установить твердые нормы пользования латинским языком, обосновав свои предписания на примерах, заимствованных из Цицерона и Квинтилиаиа.