Рубрики

Интересно

Управление





О жизни и творчестве


Гольдони был венецианцем. С Венецией он был связан своим рождением и воспитанием, своей общественной и литературно-театральной деятельностью. В Венеции театральная жизнь кипела, как ни в одном другом городе Италии, и театральные дела приобретал здесь такое значение общественно-политических событий. Гольдони был в центр этой театральной лихорадки, он был болен ею сильнее кого-либо из своих соотечественников, и всю жизнь был твердо убежден в том, что только в Венеции можно провести в жизнь ту реконструкцию театра, которую он считал своей художественно-общественной миссией. Сам Гольдони мотивирует эти умолчания чисто моральным принципом; никогда не называть людей, которые имели намерение причинить ему зло. Помимо Гоцци, Гольдони не упоминает такие имена, как Пьетро Кьяри, Джузеппе Баретти и т. д. Эта мысль проходит красной нитью сквозь все его Мемуары. «Здесь я заложил фундамент итальянского театра и здесь я должен

был трудиться над возведением этого нового здания» (мемуары, часть— I; глава III), — восклицает Гольдони, твердо уверенный, что свет нового реалистического театра может воссиять только из Венеции.

Через два года после выхода в свет его «Мемуаров» он стал свидетелем начавшейся во Франции революции. Больной и полуслепой старик, он ничего не понимал в происходящем и вел себя как испуганный обыватель дрожащий над своим небольшим достатком отняла у Гольдони пенсию, которую он от Людовика XVI. Впоследствии пенсия была ему Конвентом по докладу драматурга-якобинца М.-Ж Шенье. Однако, по иронии судьбы, решение было вынесено через день после кончины Гольдони.

Гольдони был плодовитейшим драматургом. Он написал 267 пьес, в том числе 155 комедий и 94 либретто.

При жизни Гольдони (до 1787 года) его комедии выдержали 23 издания, не считая бесчисленных изданий пьес. Большим почитателем Гольдони был Вольтер, называвший его «живописцем и сыном природы» и предлагавший озаглавить собрание его комедий: «Италия, освобожденная от готов». Весьма высокого мнения о Гольдони был также Лессинг. В России поклонником и переводчиком Гольдони был во многом конгениальный ему Островский.



Комментирование закрыто.