Рубрики

Интересно

Управление





Торрес и Прадо-и-Товар совер­шили открытие огромной важности


Сами того не подозревая, Торрес и Прадо-и-Товар совер­шили открытие огромной важности: открыли остров Принца Уэльского, лежащий у берега полуострова Кейп-Йорк — самой северной оконечности Австралии. Очень возможно, что наи­больший остров, обнаруженный 3 октября, был вовсе не остро­вом, а северо-восточным берегом полуострова Кейп-Йорк.

Пройдя проливом Эндевор, между островом Принца Уэльского и полуостровом Кейп-Йорк, Торрес повернул на северо-запад и снова вышел к новогвинейским берегам. Точнее, к берегу опроьа Фредерик-Хендрик, юго-восточную оконечность кото­рого корабли обогнули, видимо, в конце октября. От острова Фредерик-Хендрик Торрес прошел к полуострову Бомбараи, «подбородку» новогвинейской «птичьей головы», и затем, обойдя эту птичью голову, через Молукки направился к Маниле, куда прибыл весной 1607 г. Из Манилы в июле того же года Торрес и Прадо-и-Товар отправили в Испанию отчеты о своем плава­нии и несколько карт новооткрытых земель.

Трудно сказать, открыл ли Торрес Австралию, но, что со­вершенно несомненно, он был первым европейцем, прошедшим через пролив, отделяющий пятый материк от Новой Гвинеи и справедливо названный впоследствии его именем. Торрес уста­новил, что Новая Гвинея не часть Южного материка, а огром­ный остров, омываемый морем, в котором рассеяно множество островов. Удивительнее всего, что об этом выдающемся откры­тии мир узнал лишь полтора с лишним столетия спустя. Отче­ты Торреса и Прадо-и-Товара так надежно были упрятаны в тайные испанские архивы, что пролив между   Австралией   и

Новой Гвинеей был «потерян» на долгие времена. В четвертой главе мы расскажем, при каких обстоятельствах стало известно об открытии Торреса.

Если к Торресу слава и признание пришли спустя сто шестьдесят лет после его открытия, то несуществующий Южный материк Кироса еще при жизни этого мученика лож­ной идеи был признан географической реальностью и сам он стал кумиром всех географов и картографов XVII и пер­вой половины XVIII в.



Комментирование закрыто.