Рубрики

Интересно

Управление





05 16th, 2010


О том, что сказал повар славному миланскому герцогу

Бывший герцог Миланский, обладавший во всем большим вкусом, держал отличного повара, которого посылал во Францию для того, чтобы он научился там приготовлять тонкие соуса. Во время тяжелой войны с флорентийцами к герцогу однажды прибыл вестник с дурными известиями и очень взволновал его. Когда после этого ему подали к столу кушанья, они показались ему невкусными. Он не стал их есть, говоря, что они плохо приготовлены, призвав повара, стал его упрекать в том, что он не знает своего дела. Повар обладал хорошо подвешенным языком и сказал герцогу: «Неужели я виноват в том, что флорентийцы отняли у вас аппетит и вкус? Мои блюда превосходны и приготовлены с полным знанием дела. А волнуют вас и отбивают аппетит флорентийцы». Герцог, который был человеком остроумным, засмеялся по поводу смелой шутки своего повара.

озабоченным и погруженным в беспокойные думы. «Как не кручиниться герцогу, — сказал он, — когда он хочет свершить две невозможные вещи: не иметь границ и откормить Франческо Барбавару, человека богатого и горящего величайшей жадностью». Этими словами повар вышучивал одновременно неумеренную жажду власти герцога и ненасытную жадность Франческо к богатству и должностям.

Просьба того же повара к герцогу

Этот же повар, видя, как множество людей обращались к герцогу с просьбами о различных милостях, попросил однажды герцога, сидевшего за обедом, чтобы он обратил его в осла. Герцог, удивленный и не понимавший, что означает эта просьба, спросил его, почему он предпочитает быть ослом, а не человеком. «Потому что, — ответил повар, — я вижу, что все, которых вы возвысили и осыпали почестями и должностями, наполняются гордостью и важностью и от высокомерия превращаются в ослов. Вот потому и я хочу, чтобы вы меня сделали ослом».



05 10th, 2010

О крестьянах, которых спросили, хотят ли они Христа живого или мертвого

Из того же городка были отправлены в Ареццо люди, которым поручили купить деревянное распятие для местной церкви. Они пришли к мастеру, который, слушая их и видя, что имеет дело с людьми грубыми и бестолковыми, спросил у них смеха ради, какого они хотят Христа, живого или мертвою, на распятии. Они, поразмыслив некоторое время и посовещавшись между собою тайком от мастера, объявили, что предпочитают, чтобы он был живой, потому что, если это не понравится народу, они его сейчас же убьют.



О священнике, который не знал дня вербного воскресенья

Аэлло — одно из наиболее серых местечек в глуши наших Апеннинских гор. Был там священник, еще более грубый и невежественный, чем остальные жители. Так как он не знал ни дней, ни времен года, он даже не объявил своим прихожанам о посте. Но побывав в Терранове на ярмарке, которая бывает накануне вербного воскресенья, он увидел, что духовенство готовит для следующего дня пальмовые и оливковые ветви. Он спросил, удивленный, что это означает, и понял свой промах, ибо пост прошел и не был соблюден его прихожанами. Вернувшись в свой городок, он и сам стал готовить пальмовые и оливковые ветви на следующий день и, созвав народ, сказал: «Сегодня день, в который, согласно обычаю, нужно раздавать оливковые и пальмовые ветви. Через неделю будет Пасха. Значит, у нас остается восемь дней на то, чтобы предаваться покаянию. Наш пост будет короток в этом году, и вот тому причина. Масленица в этом году пришла медленно и поздно. Она опоздала из-за того, что снега и дурные дороги мешали ей перебраться через горы. Поэтому и пост подвигался затрудненным и медленным шагом и не мог привезти с собою больше одной недели: другие остались у него в дороге. Итак, в те немногие дни, что пост будет с вами, исповедуйтесь и предавайтесь покаянию все».



04 27th, 2010

О жене, которая обманула своего мужа

Пьетро, мой земляк, рассказал мне однажды забавную историю, которая рисует очень хорошо женскую хитрость. У нет были делишки с женою крестьянина, не очень умного, который часто проводил ночь в поле, чтобы избежать своих кредиторов. Однажды, когда Пьетро был с его женой, в сумерках явился муж, которого не ждали. Женщина быстро спрятала любовника под постель и, обратившись к мужу, принялась бранить его за то, что он пришел: «Неужели ты хочешь попасть в тюрьму? Только что люди подесты обыскали весь дом, чтобы найти тебя и увести в тюрьму. Я им сказала, что ты обыкновенно проводишь ночь вне дома. Они ушли, но обещали скоро вернуться». Крестьянин, испуганный, попробовал убежать, но городские ворота уже были закрыты. Тогда жена сказала ему: «Что ты делаешь, несчастный! Если ты попадешься, все будет кончено». И когда он, дрожа, просил совета у жены, она сказала, скорая на хитрую выдумку: «Полезай в эту голубятню. Ты там пробудешь ночь, я запру дверь снаружи и уберу лестницу. Никому не придет в голову, что ты там». Он последовал совету жены. Она заперла дверь, чтобы муж не мог выйти, убрала лестницу и вывела из убежища любовника, который стал разыгрывать роль полицейских служителей, будто бы вернувшихся вновь. Он поднял страшный крик, а жена делала вид, что защищает своего мужа. Несчастный дрожал от страха, спрятавшись наверху. Наконец шум унялся, жена и любовник, вернувшись в комнату, посвятили ночь Венере. Муж притаился среди голубей и их помета.



Об одном подесте

Некий подеста, посланный во Флоренцию, » день своего приезда собрал почетных людей города в соборе и произнес им обычную речь, длинную и скучную. Чтобы поднять снос значение, он начал с того, что был сенатором в Риме. Нес, что он гам делал, все, что другие делали и говорили для его прославления, было очень пространно изложено. После этого он подробно рассказал о своем отъезде из Рима и о своей свите, о пути; что в первый день он доехал до утра, причем было передано очень подробно, что он там ведал. Дальше следовало повествование день за днем, куда он приезжал, где его принимали, что им было совершено. Говорил он несколько часов и еще не добрался до Сиены.

Все были в полном изнеможении от этого бесконечною и невыносимого перечисления конца не было видно, и казалось, что весь день пройдет в этих россказнях. Приближалась ночь. Тогда один из присутствующих, наклонившись к уху подесты, сказал ему шутки ради: «Господин, час поздний, ускорьте ваше путешествие. Ибо если сегодня вы не вступите во Флоренцию, вы потеряете должность, потому что вы должны приступить к исполнению ваших обязанностей сегодня». Услышав это, подеста, глупый и многоречивый, сказал наконец, что он прибыл во Флоренцию.

Подеста — должность, появившаяся во второй половине XII века в очень многих юродах северной и средней Италии. Она характеризует так называемое «второе устройство» итальянских городов. Первые подесты были посажены в Ломбардии Фридрихом Барбароссою. Позднее должность эта стала выборною. На нее из6ирался на полугодовой срок непременно чужеземец. Подесте принадлежала высшая судебная и военная власть в городе.

Период  раннего возрождения 



04 12th, 2010

Замечание Цуккаро

Однажды Цуккаро, остроумнейший человек и я проезжали через какой-то город и попали в место, где была свадьба. Это было на другой день после

того, как молодая вступила под супружеский кров. Мы остановились на некоторое время, чтобы посмотреть, как танцуют мужчины и женщины. Тогда Цуккаро сказал, смеясь: «Тут совершилось сочетание, а у меня уже давно расточение». Это была шутка на его собственный счет, ибо он, распродав отцовское имущество, растратил его в пирах и к игре.



04 6th, 2010

Епископ верхом

Я шел однажды в папский дворец. Тут же проезжал верхом один из наших епископов и, по-видимому, погруженный в заботы, не заметил, как кто-то обнажил голову, чтобы его приветствовать. А тот решил, что это было сделано из гордости или высокомерия. «Этот, — сказал он, — не оставляет половины своего осла дома. Он тащит его с собою целиком». Он хотел этим сказать, что только ослы не отвечают на приветствия.



04 1st, 2010

О еврее, которого убедили принять христианство

Одного еврея уговаривали обратиться в христианскую веру, но он не мог решиться расстаться со своим имуществом. «Отдайте его бедным, — говорили ему, — ибо, согласно евангельскому слову, которое есть истина, вам воздастся во сто крат». В конце концов он дал себя убедить, принял христианство и роздал свое имущество нищим. После этого в течение месяца то один, то другой из христиан наперерыв звали его к себе. Всюду его ласкали и хвалили за то, что он сделал. А он, живя изо дня в день, все ждал, когда, согласно обещанию, ему воздастся сторицею. Скоро людям надоело кормить его, приглашения становились редки, и он дошел до такого жалкого состояния, что ему пришлось обратиться в какой-то приют. Там он заболел кровотечениями из задней части,

которые довели его до последней степени истощения. Он потерял надежду на излечение, а также и на то, что ему когда-нибудь воздастся во сто крат. Однажды, когда болезненные ощущения гнали его на воздух, он встал с постели и отправился на соседний лужок, чтобы облегчить себе желудок. Удовлетворив нужду, он принялся искать кругом пучок травы, чтобы утереть себе зад, и случайно наткнулся рукой на сверток из материи, полный драгоценных камней. Разбогатев, он обратился за советом к врачам, выздоровел, купил себе дом, имение и зажил с тех пор в величайшем довольстве. И все ему говорили: «Ну вот, разве мы не правильно предсказывали тебе, что господь воздаст тебе во сто крат?» — «Воздать воздал, — отвечал тот, — но перед этим он допустил, чтобы я изошел кровью через зад чуть не до  «издыхания», это говорится о тех, кто медленно благодеяние или медленно отплачивает за сделанное ему добро.



03 25th, 2010

О Боначчо деи Гуаски, который вставал поздно

Боначчо, остроумный молодой человек из фамилии Гуаски, который был вместе с нами в Констанце, вставал с постели очень поздно. Когда его товарищи упрекали ею за лень и спрашивали, что он делает так долго в постели, он отвечал им, улыбаясь: «Я слушаю судебное состязание. Каждое утро, как только я просыпаюсь, ко мне являются две фигуры в женском одеянии — Прилежание и Лень. Одна убеждает меня вставать, работать, не терять дня в постели. Другая ей возражает и уговаривает меня оставаться и тепле моего ложа, ибо на дворе сильный холод, телу нужно давать покой и невозможно нее время работать. Первая вновь излагает свои доводы. Пока они все спорят и пререкаются, я, как беспристрастный судья, не склоняюсь ни в ту, ни в другую сторону. Я слушаю их спор и жду, пока они придут к согласию. Вот почему я встаю поздно: я жду конца спора».



03 19th, 2010

О враче, который лечил слабоумных и безумных

Мы разговаривали о бессмысленных заботах, — чтобы не сказать: о глупости, — тех, которые держат собак и соколов для охоты на птиц. Тогда Паоло из Флоренции сказал: «Поделом смеялся над ними безумный из Милана». Мы стали просить его рассказать историю. Он начал: «Был некогда в Милане врач, который использовал слабоумных и безумных и брался вылечивать пациентов, порученных его заботам, в определенный срок. А лечение его было такое: в его доме был двор, а в этом (норе яма с грязной, вонючей водой. Сумасшедших, которых к нему приводили, он сажал голыми в эту лужу и привязывал к столбу. Одни погружались до колен, другие до подмышек, некоторые еще глубже, смотря по характеру болезни. Он гноил их голодными в воде до тех пор, пока они не казались выздоровевшими. Между другими к нему привели однажды безумного, которого он погрузил в воду до бедер и который через две недели начал приходить в себя и стал просить врача, чтобы он извлек его из воды. Тот избавил его от мук, с тем, однако, условием, чтобы он не выходил за пределы двора. Больной повиновался.

Через несколько дней он ему позволил ходить по всему дому, с тем, чтобы он не переступал порога двери, выходящей на улицу. Остальные его товарищи, которых было много, продолжали оставаться в яме. Больной строю подчинялся указаниям врача.

Однажды, когда он стоял на пороге двери и не решался выйти на улицу из страха перед ямою, мимо дома проезжал молодой всадник с соколом на руке и двумя собаками из породы тех, которые зовутся охотничьими. Больной стал звать его к себе. Ему все казалось новым, ибо он не помнил уже того, что видел раньше, пока был болен. Когда молодой человек подъехал, безумный ему сказал: «Эй, послушай минутку, прошу тебя: объясни, пожалуйста, что за штука, на которой ты едешь, и для чего она тебе?» — «Это лошадь, — отвечал тот. — На ней я езжу на охоту». — «А то, что ты держишь на руке, как это называется и для чего оно?» — «Это сокол, он обучен охоте на перепелок и куропаток». — «А те, что за тобой бегут, что за звери и что они делают?» — «Собаки, они обучены выслеживать птиц на охоте». — «А те птицы, для охоты на которых понадобилось столько вещей, какова им цена, если подсчитать все, что ты добываешь охотою за год?» — «А я не знаю, — ответил юноша, — думаю, что не больше шести дукатов». — «А сколько стоит лошадь, собаки и сокол?» — «Дукатов пятьдесят». Тогда, удивленный глупостью молодого охотника, безумец воскликнул: «О, уходи скорее, прошу тебя, беги, пока не вернулся домой наш доктор. Потому что, если он найдет тебя тут, он сочтет тебя за самого большого безумца из всех людей и, чтобы тебя вылечить, посадит в лужу, где сидят остальные больные, и вдобавок в самое глубокое место, так что ты будешь погружен по самый подбородок». Этим он хотел показать, что охота самое большое безумие. Только изредка для людей богатых она может служить телесным упражнением.